www.armeniansandsea.am
>> Армяне – морские деятели >> Аракелов Феликс
АРАКЕЛОВ Феликс

ArakrlovФеликс Гургенович Аракелов - один из крупнейших специалистов в области морского транспорта, кандидат технических наук, доктор транспорта (ученая степень), академик Академии транспорта РФ и Транспортной академии Украины, заслуженный деятель транспорта РФ, автор более 120 печатных научных трудов. Ф. Аракелов вошел в книгу (500 влиятельных лидеров науки), выпущенную Американским биографическим институтом. Феликс Гургенович и институт <Союзморниипроект>, который он вот уже 15 лет успешно возглавляет, можно сказать, близнецы-братья - оба 1939 года рождения. Застать Феликса Аракелова в Москве достаточно сложно. То он выступает на Международном конгрессе в Америке, в Европе или даже в Австралии, то проводит исследования общих и региональных проблем развития портовых инфраструктур , то вместе с коллегами изучает рынок транспортных услуг, разрабатывает новые технологии в Западном или Дальневосточном регионах, странах Европы, Азии и даже Африки. Задач у института много, а у его гендиректора еще больше. Мне и Гаянэ Хачатрян, нашей сотруднице (кстати, благодарю Гаянэ за столь интересное знакомство: именно благодаря ей эта встреча состоялась), посчастливилось встретиться с Феликсом Гургеновичем. В своем просторном рабочем кабинете нас встретил в адмиральской форме красивый мужественный мужчина с широкой доброй улыбкой.
- Феликс Гургенович, я знаю, что в молодости ранней Вы и не помышляли о деятельности, которую ведете сегодня. Как случилось, что Вы так резко изменили свою судьбу?
- Вы правы, Вы правы (широко улыбается). Я родился в Баку и учился в специализированной общеобразовательной школе при Бакинской консерватории - учился игре на скрипке и далее на альте. В то время говорить, что я кроме музыки могу заниматься и увлечься еще чем-либо, не было и речи. По окончании в 1958 году школы я готовился поступить в консерваторию и стать профессиональным музыкантом, но: в одночасье все переиграл. Меня вдруг осенило, что надо идти в технический ВУЗ.
- Это было собственное решение или кто-то <давил> на Вас? Может быть, родители?
- Нет (Смеется). Дома все были уверены, что я продолжу учебу в консерватории, что я уже почти состоявшийся музыкант. В Баку тогда открылся филиал Одесского института инженеров морского флота. Я очень хорошо учился. Особенно меня привлекали такие предметы, как математика, физика, и поэтому без труда поступил в этот технический институт. После 2-го курса меня с группой однокурсников послали на учебу в Одессу. Окончив Одесский институт по специальности инженер-судомеханик, я вернулся по назначению в Баку на Судоремонтный завод.
По Союзу в те времена было четыре центральных проектно-конструкторских бюро (ЦПКБ), которые занимались проектированием морских средств транспорта. Одно из ЦПКБ было в Баку. Проработав в этом бюро один год, я поступил в аспирантуру (заочно) в свой родной институт, в 1971 году успешно защитил диссертацию и почти сразу же получил предложение переехать в Москву в институт <Союзморниипроект>.
Практически всю свою трудовую деятельность я провел здесь, в стенах этого института, здесь прошел путь от младшего научного сотрудника до генерального директора института. В 1988 году был избран директором, а теперь работаю на контрактной основе. Со мной заключают контракт как с государственным служащим. Наш институт имеет статус федерального государственного унитарного предприятия .
Уже будучи директором, я обучался в Академии народного хозяйства в Москве и прошел стажировку в Институте экономики Всемирного Банка в Вашингтоне, что во многом способствовало моему становлению руководителем нового времени.
- Феликс Гургенович, расскажите, пожалуйста, о деятельности института и Вашей как его руководителя. - В 1988 году, когда меня избрали директором, институт был головным Министерства морского флота СССР. Он имел четыре филиала: в Баку - <Каспморниипроект>, в Ленинграде - <Ленморниипроект>, в Одессе - <Черноморниипроект> и на Дальнем Востоке - <Дальморниипроект>. Я стал директором головного института. После распада Союза <Ленморниипроект>, <Дальморниипроект> и мы стали самостоятельными институтами. Но статус головного института в отрасли остался за нами. Мы на сегодня являемся головными разработчиками двух федеральных целевых программ <Модернизация транспортных систем России> подраздел <Морской транспорт>, и <Мировой океан> подраздел <Транспортные коммуникации России в Мировом океане> . На сегодняшний день в институте постоянных 300-350 работников. Работаем по западному образцу: в зависимости от задач, которые стоят перед нами, привлекаем еще 100-150 сотрудников на договорной основе. Костяк коллектива - патриоты отрасли, они не покинули институт в самое трудное время. У меня прекрасные заместители: профессора, доктора наук. Все они работники с большим опытом. Мне есть на кого опереться. Я горжусь нашим коллективом. Институт комплексный - проектно-изыскательный и научно-исследовательский. Сегодня наш институт является законодателем развития портов России, определяет политику развития нашей отрасли.
Основными задачами научного направления института в соответствии со специализацией, направленной на обеспечение стабильной работы морского транспорта, являются :
- разработка концепции экономического и социального развития морского транспорта;
- проведение исследований в области обоснования эффективного использования российского торгового морского флота и береговых объектов морского транспорта;
- проведение исследований и разработка прикладных проблем в области морского права и международного судоходства;
- исследование теоретических и прикладных задач по устойчивости и надежности морских гидротехнических сооружений;
- разработка государственных и отраслевых нормативных документов по проектированию и строительству береговых объектов;
- совершенствованию экономической и эксплуатационной деятельности морского транспорта и другие.
В проектном направлении институт решает вопросы всех стадий проектирования береговых объектов морского транспорта на базе выполняемых инженерных изысканий в береговой зоне и на прилегающей акватории.
На сегодня нет ни одного порта в России, который не имел бы проектных решений нашего института. Нашим специалистам принадлежат проектные решения построенных портовых комплексов Республики Куба, Вьетнама, Сирии, Йемена, Албании, Гвинеи, островов Зеленого Мыса, Сомали и других стран.
При институте работает аспирантура по подготовке научных кадров для отрасли, имеется специализированный Совет при ВАК по приему диссертаций.
Многие специалисты института участвуют в международных организациях, постоянно приглашаются для участия в международных конференциях, конгрессах, симпозиумах:
- Феликс Гургенович, это все об институте, а лично Ваш вклад в общее дело:
- Ну, естественно, я являюсь руководителем двух важнейших вышеуказанных федеральных целевых программ, в рамках которых разработаны и обоснованы мероприятия по реконструкции и развитию действующих и строительству новых портовых комплексов. Эти программы утверждены после защиты их на отраслевом и государственном уровнях. У меня около 120 научных публикаций.
Я непосредственно участвовал в проектировании и научном обосновании необходимости строительства крупнейшего порта на Черном море - Ильичевск (Украина), за что удостоен звания лауреата премии Совета министров СССР. Я участвовал и продолжаю участвовать в проектировании перегрузочных комплексов в портах Южный, Туапсе, Новороссийск, Восточный, Оля, Темрюк Кавказ и др.
В 1995 году был награжден золотой медалью <Факел Бирмингама> (США) за успешное экономическое выживание и развитие в новых экономических условиях. В Американском биографическом институте есть банк данных по ученым мира. В 1997 году этот институт назвал меня <Человеком года> и включил в число 500 влиятельных лидеров в научном мире. В выпущенной им книге - моя биография. Очень ценна для меня российская награда - орден <Дружба народов>.
- Феликс Гургенович, Армения не имеет выхода к морю, но очень нуждается в морских портах, через которые могла бы осуществлять ввоз-вывоз продукции. Есть связь института с Вашей исторической родиной?
- Мы были объявлены генеральными проектировщиками по созданию транспортной системы для вывоза и ввоза в Армению экспортно-импортных товаров, особенно в Россию и через нее. Была предложена совместно с Минтрансом Армении программа, предусматривающая разработку паромной системы для транспортировки грузов из черноморского порта Кавказ в грузинские порты Поти и Батуми. По соглашению между Арменией и Грузией, последняя давала возможность транспортировки по своей территории товаров из Армении и на Армению. Наш институт прорабатывал этот вопрос, были предложены рекомендации, которые, на мой взгляд, давали Армении интересную возможность в решении этой сложной проблемы. Была создана в районе порта Кавказ совместная российско-армянская компания, которая должна была осуществить реализацию проекта. Финансирование проекта должно было быть на паритетных началах. Россия вкладывала свои 50% в береговое строительство, а Армения должна была закупить как минимум два парома. Это приблизительно 20 млн долларов. Сумма эта небольшая для такого проекта, тем более что все быстро окупилось бы и Армения решила бы очень сложную для себя проблему. Но проект пока заглох. Все застопорилось из-за финансов.
- Есть надежда, что все возродится и Вы вернетесь к решению этого вопроса?
- У меня продолжаются контакты с энтузиастами проекта. Говорят, армянская диаспора заинтересовалась им. Но это неофициальные разговоры. Мы, правда, подняли вопрос о закупке двух судов, вышли с предложениями армянской стороне, но нас попросили отложить решение до наступления осени. Я думаю, вопрос этот не закрыт. Во всяком случае, я с большим удовольствием поучаствую в этой работе, чтобы сделать что-то полезное для своей исторической родины, оставить какой-то след, внести свою лепту.
- Что для Вас качество жизни?
- Мне кажется, если ты доволен своей работой, если дома все в порядке, если есть у тебя верные друзья, на которых можешь положиться, то знак качества жизни можно считать положительным.
- В Армении нет моря. Но как ни странно, многие армяне становятся моряками и искренне <болеют> за Россию, с тревогой думают о будущем России и Армении. Многие среди них адмиралы. Я помню, однажды писателю Левону Брутяну удалось на даче у Ивана Христофоровича Баграмяна собрать целую группу адмиралов-армян, сделать фото. Там были адмиралы: А. М. Геворков, В. И. Сурабеков, В. Х. Саакян, В. С. Пирумов, И. Х. Галустов, З. М. Арванов. К сожалению, к тому времени уже не было в живых самого известного - И. С. Исакова. Как Вы думаете, почему армяне служат во флоте?
- Я не вижу в этом ничего особенного хотя бы потому, что, мне кажется, трудно найти отрасль, где бы не было знаменитых армянских деятелей. А в нашей области?.. Я думаю, это одно из направлений, где можно проявить свой талант, эрудицию. Это присуще нашему народу.
- Продолжьте, пожалуйста, фразу: настоящий человек - это тот, :
-:кто хороший отец, семьянин, прекрасный профессионал, знаток своего дела. Это человек, которого понимает окружение, он не навязывает всем только свои идеи, мысли, а прислушивается к мнению других. Человек, умеющий анализировать. Ну и, конечно же, порядочный.
- В Вашей семье были моряки?
- Мой отец был военнослужащим, инженером-строителем. Ушел в отставку в чине подполковника. Тем не менее работал в Москве в строительной организации до глубокой старости: он не представлял себя вне работы. Мама была преподавателем математики в школе. По сей день очень уважаема бывшими учениками. Она была очень предана школе, воспитанию и образованию детей.
- Ваша супруга врач?
- Самое интересное, что не только она, супруга моя, стоматолог. В их семье - потомственные врачи: мать, отец, теперь уже и моя дочь, и даже мой внук собирается стать врачом.
- По Вашим стопам никто не пошел?
- Мой сын сначала закончил экономический факультет Московской академии водного транспорта. Но затем занялся бизнесом. А вот дочь уже состоявшийся врач. Живет она сейчас в Америке.
- Настоящая женщина. Какой она должна быть по-вашему?
- Ну, тут можно по-разному ответить. Я думаю, в первую очередь - это хорошая мать и надежная спутница. Обаятельная женщина, которая нравится всем. Мне очень приятно, когда моя жена нравится другим.
- О-о! Это очень интересно:
- Да, да. Мне нравится, когда мою жену выделяют в обществе как красивую женщину и красивого человека.
- Феликс Гургенович, работа у Вас тяжелая, ответственная. Как Вы расслабляетесь, отдыхаете?
- Ну, во-первых, по роду своей деятельности я уже раз 70 был в зарубежных командировках, очень часто езжу по стране. А это значит - знакомство со страной, народом, его традициями, обычаями, кухней. Все это очень интересно, и отдохновение, конечно. Люблю отдыхать в кругу друзей, вместе куда-то ездить. В моей домашней библиотеке много книг, у меня богатая фонотека. Слушаю музыку, читаю, люблю спорт:
- Какие произведения литературы, живописи, музыки в разные годы произвели на Вас сильное впечатление?
- Трудно сказать: Я люблю музыку, разбираюсь в ней. Одинаково положительно воспринимаю и современную музыку, и классику, и национальную музыку. Мне нравится как патетическая музыка Бетховена, так и легкая Моцарта.
- Легкая, блестящая, прозрачная?
- Вот-вот - прозрачная. Из современных композиторов очень ценю Хачатуряна и Прокофьева. Хотя и легкая эстрадная музыка меня радует.
- Феликс Гургенович, мы начали нашу беседу с Вашего увлечения музыкой. Вы ее, как я понимаю, не совсем забросили, хотя в молодости резко, скажем так, изменили ей. Я права?
- Я думаю, музыкальное образование необходимо любому человеку. Я сейчас не играю на скрипке, но я ничего не забыл, могу любую мелодию по слуху подобрать, саккомпанировать на фортепиано поющим. Я не стал профессионалом, как задумывалось раньше, но музыка осталась в моей жизни для души.
- Феликс Гургенович, мы с Гаянэ от имени редакции и от себя лично благодарим Вас за то, что так щедро одарили нас своим вниманием - полуторачасовым общением с Вами. И очень хочется, чтобы Вы ответили еще на один вопрос. Что можете пожелать всемирно известному ученому, генеральному директору крупнейшего института, академику, адмиралу (как Вы себя называете, паркетному адмиралу) Аракелову Феликсу Гургеновичу?
- Я должен что-то пожелать сам себе?
- Да, да.
- Ну, наверное, только одно - иметь возможность как можно дольше продлить свою профессиональную деятельность и быть полезным работе, институту. А для того чтобы работа спорилась - хорошего здоровья. Мое сегодняшнее духовное состояние меня устраивает, и я хотел бы его как можно дольше продлить.

Беседу вела
Эмма АКОПЯН