www.armeniansandsea.am
>> Публикации о плавании яхты "Армения" >> Армянская кругосветка началась сорок лет назад на Цветном бульваре
Газета "Деловой вторник"
Страницы из бортжурнала «Армения»


Армянская кругосветка началась сорок лет назад на Цветном бульваре
Это было давно и – сущая правда. 8 (или 9) октября 1968 года в «Литературной газете» вышел мой очерк «Это – Камчатка». Через несколько месяцев готовилась очередная публикация и в этой связи довольно часто связывались со мной по телефону. Буквально накануне выхода материала заведующий отделом писем Залман Румер сказал мне, что, если я окажусь в Москве, то непременно нужно зайти в «Литературную газету», где меня хочет видеть первый заместитель главного редактора Виталий Алесандрович Сырокомский. Не преминул добавить, чтобы я послал «нечто похожее на автобиографию». Я послал и впрямь нечто похожее на автобиографию, а впридачу поместил в конверте копию статьи, которая готовилась к печати в ленинградском журнале «Катера и яхты» о нашем (я и два моих камчатских друга - Ана¬толий Гаврилин и Анатлоий Сальников) путешествии на самодельных лодках «Вулкан» и «Гейзер» по рекам и морям Советского Союза от берегов Тихого океана до Черного моря. Было подчеркнуто и то, что мы готовимся к последнему этапу нашего трансконтинентального перехода от Черного моря до Балтики. При этом перечислил всю географию необычного маршрута: Черное море, устье Днестра, Западный Буг, Огинский канал, Пинские болота, озеро Щара, река Неман, Балтийское море, Финский залив, Нева, старая Мариинская система, Волга, река Москва, канал Москва, город Москва. И все это было сделано только для того чтобы сказать, что готовимся по окончании третьего этапа организовать кругосветное плавание.
Через неделю меня и моих друзей (замечательных ребят, первых в СССР мастеров спорта по дальнему спортивному плаванию на лодках, водномоторников и прекрасных яхтсменов) Сырокомский пригласил в «Литературную газету» на Цветном бульваре.
На стол Сырокомского мы положили бортовой журнал «Вулкана» и «Гейзера». Он внимательно перелистывал. Печати и записи, сделанные в населенных пунктах от Далъневосточной Зеи до «Дальнезападного» Днестра. Однако, после того, как на Дону, (точнее на Верхнем Донце) Михаил Шолохов руку прило¬жил, началась традиция не только фиксации факта прибытия в тот или иной пункт, но и выражения добрых пожеланий. Были знаменитые имена: Корней Чуковский, Михаил Стельмах,космонавт Павел Попович, оказавший огром¬ную помощь в организационных вопросах похода, Виктор Амбарцумян, Мартирос Сарьян, Андрей Сахаров и многие другие. Но в тот день в кабинете Сырокомского наиболее действенным было слово Константина Симонова, у которого мы, члены экипажа «Вулкана» и «Гейзера», были в гостях накануне. Константин Михайлович, узнав о том, что мы хотим совершить кругосветное плавание на спортивной яхте с названием «Жди меня", широко улыб¬нулся и тихо сказал: «С таким названием я просто обязан буду взять шефство на себя». И свои пожелания написал в бортжурнале.
Сырокомский как-то выпрямился в кресле, широко вздохнул, с какой-то хитрецой взглянул на меня, перевел взгляд на моих друзей и спокойно произнес:
- Где ваша яхта и сколько она стоит?
- В Таллине. Прекрасный экземляр. Вообще лучшие яхты строят в Эстонии. Стоит около полумиллиона рублей.
Он посмотрел на присутствующего Румера и, казалось, адресовал слова только ему:
– Чистая прибыль «Литературной газеты» – три миллиона в год. Остается уговорить тех, кого нужно. Пора, пожалуй, и нам в стране начать это дело. А то сплошь и рядом вокруг нашего общего шарика вертятся наши идеологические противники, а мы спим.
Подготовка к кругосветке шла так, как подобные вещи проходили в то время: медленно и засекреченно. Надо было, как можно больше людей вовлечь в процесс. Даже старик Иван Папанин, легендарный полярник, Герой Советского Союза, взялся подставить авторитетное плечо свое, имея прямое отношение к институту океанологии и другим подобного рода географическим учреждениям. Все шло хорошо до августа 1969 года. В один из жарких московких дней я посетил в Центральной клинической больнице (Кремлевке) главного редактора «Камчатской правды» Дмитриева, который в разговоре как-то невзначай сказал, что на его шестом этаже, чуть поодаль лежат в смежных палатах Вячеслав Молотов и Полина Жемчужина, и что в коридорах нет ни живой души. А двери молотовской палаты все обходят стороной. Я решил, кровь из носу, непременно посетить их. Посетил. В тот момент муж с женой были в одной палате. Более двух часов длилась наша беседа, которая началась с того, что никто, кроме родных, их не посещает, а медики говорят только о медицине. Об этом я подробно рассказал в недавно вышедшей книге «Без права на смерть». Она о трагической судьбе моего отца , погибшего в Гулаге в Коми АССР, и матери, пережившей драматические годы в сталинских лагерях. В ней пытаюсь раскрыть актуальную тему об опасности потери исторической памяти народа и каждого из нас. Книгу эту я писал, можно сказать, всю мою жизнь. Так, что и впрямь, я не мог не посетить Молотова и особенно Жемчужину.
Вскоре в нашем деле наступило затишье. И Сырокомский через Румера он передал мне, что замечательный наш план откладывается на неопределенный срок. Но с тех пор я не расставался с мыслью о кругосветке. А многие десятилетия спустя в подмосковном Красновидово незадолго до смерти Виталий Александрович признался, что план наш тогда провалился из-за моего визита к Молотову.
В начале 1969 года весь мир следил, как знаменитый норвежский путешественник Тур Хейердал строит папирусную лодку «Ра» (Бог солнца), чтобы переплыть на ней Атлантику. Он собирал экипаж из разных стран, при этом врача-путешественника - исклключительно из СССР. Мои соотечественники – журналисты из армянской газеты «Факелоносителъ», издаваемой в Каире, встретилсь с Хейердалом, рассказали обо мне и показали ему публикацию в своей газете, перепечатанную из агетства АПН. Тур Хейердал через них прислал мне письмо с описанием его условий и с припиской, что он уже обратился с официальным запросом к президенту Академии Наук СССР Келдышу, чтобы нашли ему кандидатуру врача-путешественника. Узнав обо всем этом, в «Литературной газете» решили готовящуюся к публикации мою статью, предварить коротким биографическим врезом об авторе, поместив в нем информацию о «РА». Добро на это дал сам Сырокомский. Однако, Главлит (нынешнее поколение вряд ли знает, что это такое – госцензура), посоветовавшись со своим руководством, снял информацию о Хейердале из вреза. В редакции пошли на хитрость: всего несколько слов о моих путешествиях и заодно о том, что автор мечтает принять участие в экспедиции Хейердала. Материал был опублиокован 22 августа 1969 года (прошу проверить - ошибка может быть лишь на день-другой).
Через неделю «Комсомольская правда» опубликовала заметку о том, что в интернациональный экипаж Хейердаловского «Ра» от СССР включен Юрий Сенкевич. В редакции меня начали успокаивать. А Сырокомский прознес прямо-таки пророческую фразу: «Не унывай, старик, что-нибудь еще придумаешь». И не ошибся. Вскоре с Камчатки я отправил в редакцию письмо, в котором рассказал, что у меня есть интересный нлан. Я нашел архивные документы о походе на собачьих упряжках группы красноармейцев, которые добрались из Петропавловска до Чукотского севера в погоне за бандой атамана Бочкарева, который с награбленным добром собрался удрать в Америку через Берингов пролив. И красноармейцы в каждом поселке огромного полуострова заодно делали, а бы сказал статистические записи. И все это оказалось у меня в руках спустя пятьдесят лет. Вскоре я опять оказался в кабинете первого заместителя «ЛГ». Это был удивительный, как говорят, момент истины. Выяснилось, что по поручению Сырокомского заведующий отделом писем раздал некоторым спецкорам мои материалы о предстоящем путешествии на собаках и все они, словно сговорившись, предложили один и тот же вариант. Посоветовать мне, чтобы я репортажи с маршрута посылал в молодежное издание. Еагений Богат назвал «Комсомольскую правду», а вот один обстоятельный ознакомительный материал о сути похода красноармейцев на собачьих упряжках в течение четырех морозных месяцев до чуть ли не до Ледовитого окаана, давать в «Литегазете». Так оно и получилось. 1 мая 1972 года вышла моя статья «Последний выстрел» - имеется в виду последний выстрел в Гражданской войне. В экипаже моем, состоящем из четырех человек, был служивший тогда на Тихоокеанском флоте матрос Никита Михалков. С ним мы в соавторстве готовили репортажи, которые печатала «Комсомолка». После в соавторстве не с режиссером, не актером, а сценаристом Никитой Михалковым был написан сценарий к нашему фильму о походе.
Так, что вот она какая моя «Литературная газета». И ведь все это было до того, как я был официально принят на работу в газету собкором по Армении. Большинство моих материалов было написано в дороге. Будь то репортажи из фронтового Бейрута или публицистика о том, как гниют персики, и не только персики, не доходя до Урала и Сибири, где дети страдаот авитаминозом. Дорога была для многих из нас кабинетом. Мало кто в те времена знал, что песня «Трое суток шагать, трое суток не спать, ради нескольких строчек в газете» была написана литгазетовцем Александром Левиновым.
Вот и сейчас я пишу эти строки в дороге, точнее на борту спортивной яхты, находясь в Атлантическом океане. Только что, пройдя сорок миль через Гибралтарский пролив, парусная яхта «Армения» вышла в Атлантику, начав кругосветное плавание.
Я пишу для «Литературки», вспоминая, что нечто подобное было пять лет назад. В июле 2004 года, начав плавание на армянском парусном судне «Киликия», я в первые же дни прямо с борта отправил статью в редакцию. В болгарской Варне узнал, что она была опубликована. Тогда мы на «Киликии», построенной талантливым кораблестроителем Кареном Балаяном по сохранившимся в Матенадаране (хранилище древних армянских рукописей) рисункам-миниатюрам, прошли вокруг Европы: Черное, Мраморное, Средиземное моря, часть Атлантического океана, Бискайский залив, Северное, Балтийское моря, реку Нева и по внутренним водным путям России до Азовского моря – вновь в Черное море.
Долго и обстоятельно мы готовились и сейчас к Армянской кругосветке. Сло-восочетание это вполне обоснованиное. Дело в том, что маршрут кругосветки проходит по многовековым дорогам армянской диаспоры и мы должны пройти его, учитывая мгогообразие географии Спюрка (Армянская диаспора). Старт взяли в испанском порту Валенсия, а далее следуют Атлантический океан, Панамский канал, Тихий океан, на север – к порту Лос-Анджелес, обратно через Панамский канал к Южной Америке, огибая мыс Горн, к Новой Зеландии, Австралии. Везде там имеются армянские колонии. Далее Индийский океан, Индонезийские острова, Сингапур, где стоит армянская апостольская церковь святого Григора Просветителя, возведенная в 1835 году. Индия, где на протяжении веков в нескольких городах находились крупные армянские колонии. Персидский залив, Красное море, Суэцкий канал и вновь Средизмное море.
Яхта «Армения» - одномачтовая спортивная яхта длиной 23 метра, шириной – 6 метров, водоизмещением 44 тонны. Экипаж состоит из семи человек. Самвел Карапетян - капитан, Армен Назарян - старший помощник, Гайк Бадалян - механик, моторист, Мушег Барсегян - боцман, Самвел Саркисян - кок, матрос, Ваагн Матевосян - старший рулевой и я - начальник экспедиции.
В каюткомпании висит портрет святого Месропа Маштоца – создателя (405 год) армянского алфавита. Его 36 волшебных букв выведены на бортах «Армении» с обеих сторон. Благодаря именно месроповским буквам на протяжении веков армяне на чужбине сохранили свой язык и культуру, строя всюду школы, возводя церкви и храмы. И одна из задач экспедиции, носящей имя Месропа Маштоца, сделать фильм о памятниках истории и культуры на всех пяти континентах. С этой целью на местах работают члены, так называемой сухопутной команды «Армении»
В каютах у нас висят также портеты наших матерей. А на узкой двери моей каюты висит логотип «Литературная газета». Ведь для меня лично всё это, по большому счету, началось давным давно на Цветном бульваре в стенах моей «Литературной газеты».

Зорин БАЛАЯН
борт парусного судна «Армения»
Атлантическй океан