www.armeniansandsea.am
Кругосветное плавание по дорогам спюрка на яхте "АРМЕНИЯ"
Поздравления по поводу окончания экспедиции
Экипаж
Маршрут яхты "Армения"
Путевые заметки Зория Балаяна с борта "АРМЕНИЯ"
Телерепортажи Зория Балаяна
Фотогалерея
Публикации З.Бaлаяна в международной прессе
Последние фотографии
Нам пишут
О нас пишут
>> Телерепортажи Зория Балаяна
1 2
Kаждое утро в электронной почте кроме прочего мы находим сводку погоды, отправленную нам Министерством по чрезвычайным ситуациям Армении. Это – сама необходимость. В них – данные общего порядка по определенной территории нашего машрута. Однако жизнь показывает, что в море чуть ли не на каждом участке есть своя специфика. Яркий пример – Карибское море, где сейчас мы находимся. Это не просто гигант, который может вместить в себя по территории целых шестъ Черных морей, но – водоем со своим разнузданным характером, нравами. Здесь царит тропический (аревадарц-тропикакан) климат. А это значит - постоянные шквальные ветры. проливные дожди, частая смена направления ветра, и в результате, определенный отрезок времени, наполненный огромными опасностями, которые никакой прогноз погоды не может предугадать. Сегодня ночью мы в этом убедились на своей шкуре. Неожиданно звездное небо в несколько минут покрылось тучами. Начался проливной дождь.. При этом морское течение и направление волн оставались прежними, а направление ветра изменилось на 180 градусов И началась страшная толчея (цоваин аликабахум, харначаш, шилаплав – кстати, это чисто морские термины). Не трудно представить себе, что в такой ситуации происходило с парусником, когда именно при таком сумашествии участка моря одновременно может с двух бортов ударить огромная волна; когда нос яхты поднимается на предельную высоту, а в это время шальная волна подлезает под корму тоже; когда ветер, поменяв направление дует в один борт, а течение давит с другой стороны. Вот здесь и нужно искусное мастерство как вахтенных, так и всего экипажа. Ибо в таких ситуациях весь экипаж без всякого сигнала поднимается на палубу.
Прошедшая ночь стала еще одним тяжелым испытанием. У своенравного Карибского мора есть еще одно свойство, похожее на печально известный Бискайский залиа. Это – рельеф дна. Гряда огромных гор и ущелий. Мы прошли по участку, когда под килем сначала было четыре тысячи метров и потом вдруг сразу – всего лишь сорок. Высота малого Арарата. Здесь на поверхности моря нет уже никакой закономерности течения волн. Хаос. И вот такое длилось целую ночь.
Утром все стихло. Осталась лишь изнуряющая болтанка (тапахарум). За чаем вспоминали о прошедшей ночи, как об обычном явлении. Все хотели спать. Но вахта остается вахтой. Она всегда на месте.
Впереди у нас ответственная встреча. Это Панамский канал со своей сложной структурой переброски судов из Антлантики в Тихий океан и обратно. Для этого у нас все готово. Нас по-прежнему сейчас волнует проблема оптимального взаимодействия Маршрута и Графика. Можно сказать иначе - кругосветки и экспедиции «Месроп Маштоц». Но об этом поговорим в следующий раз.

Зорий Балаян
Когда говорят о тропическом (аревадарц-тропиканан) климате, то ученые перечисляют только шквальные ветры, проливные дожди, щторм, частую смену атмосферного давления. Почему-то они забывают о самом главном –о влажности. Пока пьешь стакан чая с солдатским очень сладким джемом, то можно увидеть, как буквально на твоих глазах чай тотчас же выхолит соленными каплями через кожаные потовые поры. Кстати, хотелось бы отметить, что на море ко всему привыкаешь очень быстро и любое подобного рода явление вскоре перерастает в норму.
Я всегда присталыю наблюдаю за моими верными друзьями на борту «Армения» и диву даюсь тому, как они всякий раз быстоо принаравливаются к любой новой, тяжелой, подчас невыносимой ситуации. Как четко несут вахту. Как среди ночи все, как один, не ожидая сигнала, поднимаются на палубу, чувствуя такую необходимость. Мы разные не только по возрасту, но и по характеру, по жизненному опыту, по образу мышления. Но мы – команда. Мы – экипаж, Одна семья. Хочу сегодня вновь озвучить их имена. Это талантливые, от Бога, яхтсмены, чистые, ловкие, выносливые юные севанцы Мушег Барсегян и Ваагн Матевосян. Это не достигший еще сорока лет золотых рук мастер Гайк Бадалян. Это человек, не похожий на кока из-за своей худобы, энциклопедист-кок Самвел Саргсян. Это вмиг повзрослевший с тех пор как стал отцом и стал капитаном – Самвел Карапетян. Это неунывающий, вечно молодой, как комсомол, Армен Назарян. Что касается моих достоинств, то я – это тот, который имеет больше всех детей и внуков на «Армении».
Они не только молча по-мужски переносят тяготы и кошмары походной жизни, изменчивой погоды, штормы и штили, недосыпания и боли в мышцах. Они чувствуют себя в своей тарелке. Они чувствуют себя на службе как солдаты, выполняющие свой долг.
Сегодня долгое время весь экипаж традиционно наблюдал за повадками сопровождающих нас с обоих бортов стаями дельфинов, Обратили внимание не только на, то, что климат в Карибсксом море другой по сравнению с Атлантикой, но и на то, что дельфины просто-таки здесь карликовые. Все разное. Лишь Одно остается неизменным – это частота амплитуды качки нашей яхты. Но к этому уже давно и окончательно привыкли, как еда, которую готовит нам наш кок.
Слева по борту мы оставили уже побережье Венесуэлы, сейчас уже видится в тумане берег Колубии. С нетерпением ждем встречи с Панамой.

Зорий Балаян
«Армения» готовится к встрече с самим Экватором. Ползем, как черепаха. Все те же пассатные встречные ветры и все тот же район пассатного теплого Южного течения, которое идет на север, к Флоридскому проливу, откуда кстати, берет старт знаменитый Гольфстрим. Сейчас, когда я веду этот репортаж, так уж совпало, что мы примерно у Суринамского порта Парамариба переходим от южного теплого течения к Бразильскому, которое будет нас сопровождать еще долго. Однако во всем этом так мало романтики, и так много хлопот, связанных с тропической влажной жарой. Теперь ведь эти самые теплые течения поднимут вверх по бортам жар, как из тондира. Развешанное по всей палубе наше белье даже под солнцем не высыхает из-за чудовищной влажности.
Но все это не мешает экипажу «Армении» заниматься своим святым делом. Конечно, это – само судовождение. Ведь нас выручает в первую очередь смекалка и огромный опыт наших вахтенных, которые 24 часа подряд должны лавировать между громадными волнами, чтобы поменьше было зигзагов. Для этого надо регулярно менять галс – направление движения судна по отношению к ветру и менять, скажем попроще, угол установки парусов. Дело это просто мастерски делают вахтенные Армен Назарян, Гайк Бадалян, Мушег Барсегян, Ваагн Матевосян и, конечно, под командованием капитана Самвела Карапетяна.
Итак – впереди экватор. О празднике бога океанов и морей Нептуна мы дадим отдельный репортаж. А пока в двух словах, как идет подготовка. Прежде всего о самом Нептуне. По моему предложению избрали на предстоящую церемонию Нептуном Гайка Бадаляна. Он, бедный, день и ночь изучает сценарий праздника, который сводится к тому, чтобы освятить, точнее крестить каждого, кто впервые пересекает линию экватора. Потом каждому будет вручаться соответсвующий диплом на армянским и английском языках о том, что в такой-то в точке океана такой-то пересек эквавтор. Кстати, о самой точке. Это будет недалеко от устья величайшей реки планеты Амазонка. Надо ведь и самого нашего Бога морей и океанов освятить. Не может же он стать Богом не крещенным. Гайк станет первым армянином, который играет роль Бога океанов в океане. Кстати, надо сказать для этой роли выбор был сделан мной вовсе не случайно. Речь идет о роли. Термин театральный. А Гайк является родным племяником великого Мгера Мкртчяна (сына его сестры Рузанны). Словом, обо всем этом мы расскажем в день пересечения экватора.
Простите, что пока репортажи сопровождаются только фотоснимками. Свежие телекадры мы сможем послать только из города, где мы причалимся.

Зорий БАЛАЯН
1 2

Спортивно-морские организации в Армении
Страницы истории
Плавание "Киликии" - Интервью с Кареном Балаяном
Армяне – морские деятели
История армянской диаспоры