www.armeniansandsea.am
>> Путевые заметки Зория Балаяна. Второй этап Кругосветного плавания >> Спюрк: стратегия и география
Спюрк: стратегия и география
Позвонили из Мельбурна, позвонили из Сиднея. Позвонили из Австралии и вместо традиционного "здравствуй", словно сговорившись, громко произносят "поздравляю”. Целый месяц ждали этого дня. Месяц предвыборной кампании. Член парламента австралийского штата Новый Южный Уэльс Глэдис Береджиклян после победы своей партии Либеральной национальной коалиции на выборах назначена министром транспорта самого крупного штата. Она является талантливым организатором по вопросам транспорта. Родом из Алеппо. Остальное узнаю при встрече.
Тотчас же занес эту информацию в записную книжку с названием "Австралия" и взялся за блокнот "Новая Зеландия", где есть целые записи о другой женщине. О другой армянке, которая вот уже долгие годы считается крупным государственным деятелем в Новой Зеландии. Сайан Србуи Минаси Элиас. Имя это я знал задолго до старта "Армении" в Валенсии. В издательстве "Амарас", как уже отмечалось, готовится к выходу в свет капитальный энциклопедический двухтомник "Армянки". Вот уже сколько лет директор издательства Аркадий Асрян без устали собирает бесценный материал из всех стран мира об армянской женщине на планете Земля. Заразил и меня своей просто-таки уникальной идеей. И я до того вовлекся в процесс реализации его идеи, что начал помогать ему. Написал даже общее преди¬словие к двухтомнику. Дело в том, что ка¬ждый раздел (государственные деятели, медицина, педагогика, спорт, исскуство и так далее) предваряется своим тематическим предисловием. Более тысячи двухсот имен со всех пяти континентов. Каждая страница – краткая биографическая справка с портретом героини. Только одна страница. Ни строки больше или меньше. Все снимки одного размера. Издание готовится под патронатом президента Сержа Саргсяна и при содействии Католикоса всех армян Гарегина Второго.
В книге в разделе “Государственные деятели” помещена страница о Србуи Элиас. Приведу всего лишь абзац: "Став первой женщиной в Новой Зеландии, занимаюшей пост председателя верховного суда страны, Србуи Элиас также исполняла обязан¬ности администратора правительства (временно исполняла функции генерал-губернатора), когда позиция генерал-губернатора была вакантной или он находился за рубежом. Эту дол¬жность она занимала несколько раз на протяжении пяти лет." Очень интересны и другие этапы биографии Србуи. Но об этом читатель узнает уже из энциклопедического двухтомника Аркадия Асряна, которая скоро увидит свет.
... Во многих странах мы встречали бывших бакинцев. Я бы сказал, это особая категория наших соотечественников. Большинство – это беженцы, точнее, жертвы трагических событий, которые мы называем "Баку-1990". Однако встречали и таких, которые оставили свой город, то есть город, в котором они родились, даже родились их родители, задолго до тех страшных событий. И вот встречаю в Новой Зеландии чету – Геннадий и Луиза Аракеловы. Геннадий отметил свое семидесятипятилетие недавно. А оставил Баку в 1970 году. Это было время, когда Алиев, придя к власти, начал просто бесчинствовать. Так что многим кажется, мол, армянские беженцы появились только после геноцида в Сумгаите и Баку. Геннадий рассказывает, что уже тогда, будучи главным инженером завода, практически исполнял обязанности директора, который нагло давал понять, что армянин должен знать свое место, потолок своей должности. Он видел куда все идет. Знал, чем это кончится. Хорошо знал о трагедии армян в Баку и Шуши в 1918 и 1920 годах. И с восьмилетней дочерью Мариной оставили родной город. Прошли годы. Дочь вышла замуж за парня, который себя называет не иначе, как "Капанец, родившийся в Ереване". За Степана Степаняна, который вскоре после недолгих скитаний подался в такую вот даль.
Пишу эти строки за несколько часов до отхода "Армении". И не могу не вспомнить о руководителе армянской общины в Окленде Завене Паносяне. Он хорошо знает историю армянской общины в Ираке. Говорил о том, что еще при Тигране Великом армянские купцы владели рынком во всем регионе. Но главное все-таки то, что в 1640 году в Багдаде была построена одна из древних армянских церквей. Это означает, община была уже давно состоявшейся. После этого были построены церкви в Басре и снова в Багдаде. То же самое можно сказать и о школах, как при церквях, так и самостоятельных. Таким образом армяне в Ираке всегда оставались сыновьями армянской апостольской церкви и от мала до велика владели армянским языком. А заговорил Завен об этом потому, что события последних двадцати лет, особенно при президентстве в Америке Буша-отца и Буша-сына, привели к гибели многих жителей, к разорению всей страны и рассеянию веками оседлых армян. В одночасье тысячи и тысячи иракских армян обосновались в Армении, разбрелись по всему миру. Только в Новой Зеландии за последние пятнадцать лет образовалась колония численностью более десяти тысяч одних только каирских арабов, как мусульман, так и христиан - маронитов. И ведь всех нас, – говорит Завен, – тянет домой, в Багдад. Там нам легче было оставаться самими собой, оставаться армянами.
После "размышлений вслух" председателя совета новозеландской, точнее, Оклендской армянской общины Завена Паносяна начались дебаты о том, где же сегодня, в конце концов, хорошо для армян. Завен считает, что нельзя оставлять церкви, построенные нашими предками. Те, кто лишились крова и стали беженцами, рано или поздно должны вернуться домой к своим церквям. Сам он окончил Багдадкий медицинский институт. Пользуется в Окленде большим авторитетом как врач общего профиля. Сдержанный, серьез¬ный. Не случайно община избрала его своим лидером. И мне очень даже понятен его, так сказать, иракский патриотизм. Предки Завена – из Ирака, а, скажем, Сержика – из Исфагана (Нор джуги) целых четыре, если не больше, века живут, оставаясь армянами. Так что надо хотя бы понимать того же Завена Паносяна и Сержика Сукиасяна.
Однако истина конкретна. В Ираке бомбили жилые кварталы, и крова лишились не только арабы, но и армяне. И выехали на чу¬жбину не только арабы, но и армяне. Тут уже весь вопрос в том, куда надо податься? Это сегодня самый главная проблема. Но прежде надо ответить на вопрос: "Что стало со спюрком во второй половине XX века, или возьмем чуть пошире – после окончания Второй мировой войны?" Опустим американский континент и Европу, где было много армян, но география, политические и культурные центры располагались на Ближнем Востоке и в Иране. Примеры привожу условно и схематично. Долгое время одним из таких центров был Египет, еще с начала XX века, когда возглавлял общину Нубар Паша. Церкви, школы, ясли, гимназии, культурные центры, газеты, исторические имена. И главное – тотальное знание материнского языка. Не случайно, одними из первых египетские армяне активно и действенно откликнулись на призыв "сталинской репатриации". В 1946 году в массовом порядке хлынули они в Советскую Армению. Многие из них оказались в Алтайском крае и Сибири, не успев ступить на родную землю. Лишъ годы спустя мы узнаем о злодейских планах и замыслах Сталина.Через десять лет к власти приходит Гамаль Абдель Насер, который два года спустя наносит чудовищный удар по армянским школам: армянскую историю и все гуманитарные дисциплины стали проходить, изу¬чать только по-арабски. Начинаются репрессии. А война между Израилем и Египтом в 1967 году приводит к разорению армянской общины. Политический и культурный центр к тому времени перебрасывается в Ливан, в его столицу Бейрут и в сирийский Алеппо.
Трудно переоценить роль Бейрута в нашей новейшей истории. Это бейрутским армянам, национальным политическим партиям народ наш обязан тем, что именно там началась колоссальная работа по привлечению внимания мировой общественности к пятидесятилетию геноцида армян в Османской империи. Это было з 1965 году. Продолжала активно функционировать многовековая иранская армянская колония. В то время армянское население Ирана, Ливана и Сирии составяло около полумиллиона челевек. Но вот в середине семидсятых годов столица Ливана становится долговременной мишенью для нескончаемых бомбардировок. Начинается война, которая до сих пор, по сути, не кончается. В самый разгар этой разрушительной войны я был командирован "Литературной газетой" во фронтовой Бейрут, опубликовал серию репортажей и выпустил книгу "Между двух огней". Именно в то время началась Исламская революция в Иране …
… И вот с конца семидесятых и начала восьмидесятых в Лос-Анджелесе прибывают целыми потоками армяне из Ливана, из Ирана и более мелкими потоками из Африки, Кипра, Советской Армении. И все они не вливаются в массы так называемого классического спюрка. То есть тех, кто стал жертвой геноцида на территории Западной Армении, входившей в состав Турции. И создаются "свои", бейрутская, иранская, советская, общины, не сообщающиеся друг с другом. Обо всем этом я рассказал в книге "Дорога", ставшей итогом длительного путешествия по Северней Америке двадцать шесть лет тому назад. И с тех пор в дальнем зарубежье большая часть, говоря словами Сильвы Капутикян, армянских караванов находится на пути в основном в США. Вот эго и есть самая главная проблема.
Спюрк, кроме всего прочего, понятие неизбежное. А с неизбежным не только считаются, но и примиряются. Это значит Армянское государство должно и принимать, и предпринимать меры буквально стратегического плана. Нельзя допустить, что¬бы спюрк концентрировался в одном и том же месте, да еще в такой стране, как США, у которых более чем сомнительное будущее. Это не я. Это – ученые. Это – наука о прогнозировании. Следует сказать и о том, что сегодня рост армянского населения в США происходит не за счет классического спюрка – жертв геноцида, возведенного Турцией в ранг государственной политики. В 1985 году, находясь в США, я узнал, что в Лос-Анджесе находятся в заключении четверо армян, Сегодня уже арестованы более десяти тысяч наших соотечествеников. Не мешает призадуматься над этим.
Тема географии спюрка, особенно географии завтрашнего дня спюрка не может не волновать нас. И к ней не раз мы вернемся.

Зорий БАЛАЯН
Тасманово море