www.armeniansandsea.am
>> Путевые заметки Зория Балаяна. Второй этап Кругосветного плавания >> "Армения" в гостях у Альберта Азаряня и Владимира Енгибаряна
"Армения" в гостях у Альберта Азаряня и Владимира Енгибаряна
Мельбурн. Основан в 1830 году. Порт на стыке Тихогo и Индийского океанов. Административный центр австралийского штата Виктория. В самом начале XX-го века на протяжении двадцати шести лет был столицей Австралии. Четыре миллиона жителей, в том числе десять тысяч армян, армянская община, армянская церковь святой Богородицы. Однако лично для меня при одном только упоминании этого географического названия тотчас же возникают ассоциации с олимпийскими играми. Их было много. Очень много. Древние олимпийские игры начались в 776 году до нашей эры. И проводились через каждые четыре года. Они проводились с такой точностью и четкостью, что историки только по порядковым номерам определяли даты. Последние игры - 394-й год уже нашей эры. Возобновились они благодаря, я бы сказал, великому гражданину мира, историку, страстному пропагандисту физической культуры, основателю современных олимпийских игр французу Пьеру де Кубертену. Признаюсь, речь идет о самой для меня дорогой ... слабости. За время моего пребывания на Камчатке трижды проходили олимпийские игры: Токио – 1964, Мехико – 1968, Мюнхен – 1972. И всякий раз накануне игр в местных газетах я печатал очерки о Пьере де Кубертене, об истории олимпийских игр. В конечном итоге все это вылилось в развернутую документальную повесть, которую назвал "Звонкое эхо легенд". Нельзя было не полюбить саму тему хотя бы потому, что в древних олимпийских играх принимали участие имена, которые чуть ли не на всех школьных уроках звучали у классной доски: Геродот, Сократ, Демосфен, Пифагор и многие другие титаны. О таких бандитах и шизофрениках, как Нерон и иже с ним, я не хочу говорить. Все же в те годы гордился я еще и потому, что знал об армянском царе Вараздате, который стал олимпийским чемпионом по боксу на предпоследних древних олимпий¬ских играх в 386 году нашей эры. Кстати, о Вараздате написал прекрасную повесть незабвенный Ашот Мелик-Шахназаров. Добавлю, что имел честь на¬писать предисловие к его книге.
И все-таки наивысший трепет я чувствовал в 1952 году, когда мне было семнадцать лет и кроме спорта ничего не признавал. Это был год ХУ олимпийских игр в Хельсинки, когда в одночасье кумирами карабахской спортивной молодежи стали Грант Шагинян и штангист Рафаэль Чимишкян из Тбилиси. Я понимаю, легендарные азаряновские кольца как-то постепенно затмили подвиги Шагиняна. Но это уже была не вина короля колец, который, действительно, покорил мир в 1956 в Мельбурне, да еще повторил свою легенду через четыре года в Риме. Мы ведь часто вспоминаем только тот факт, что он дважды был олимпийским чемпионом (не считая золота и серебра в командных зачетах). Но забываем, что в период с 1952 по 1962 год Азарян был чемпионом СССР, страны, которая тогда не имела достойных ей соперников. И все-таки мы не можем забывать и о великом Гранте Шагиняне. Вот что он "натворил" в Хельсинки: серебро в многоборье, золото в командном зачете, серебро на коне и, наконец, заветное олимпийское золото на... кольцах. Да, на кольцах. Ведь через четыре года именно у Гранта перенял золотую эстафету Альберт. Подумать только, на трех Олимпиадах подряд в общекомандную копилку СССР армянские гимнасты вкладывали свои неизменные «золотые кольца».
>… Спустя 1570 лет в Мельбурне достойным последователем армянского царя Вараздата стал Владимир Енгибарян, который просто покорил континент Австралия. Его тогда в местных газетах ставили рядом с легендарным стайером Владимиром Куцем, который завоевал два золота в беге на пять и десять тысяч метров. Это о Владимире Куце тогда писали местные газеты, что если бы у австралийской монеты были бы три стороны, то на третьей, кроме королевы и кенгуру, можно было бы поместить портрет Куца. Правда, многих чемпионов Шестнадцатой Олимпиады после анализов назовут великими. Но вот величайшим вскоре назовут Владимира Енгибаряна – чемпиона олимпийских игр в первом полусреднем весе. Его называли новатором. Стиль боя называли "собственным", технику называли “оригинальной”. В атеистической стране, презрев страх цензуры, говорили о божьей искре боксера Владимира Енгибаряна, о том, что "бокс у Енгибаряна от Бога”. Удары его получали свои названия. И ведь все это писали не мы, его соотечественники. Вовсе не мы, а английская печать писала: «Енгибарян – гордость любительского бокса. Он напоминает самого Джо Луиса». Того самого Джо Луиса, чей золотой кулак стал шедевром бронзовой скульптуры в Детройте. Незадолго до переезда Енгибаряна в США (это было в самом начале девяностых годов) я был у Володи в школе имени Владимира Енгибаряна. Вот-вот он должен был перешагнуть в седьмой десяток. У него были печальные глаза. Он переживал. Его одолевал страх от сознания того, что мир рушится на его глазах. Никак не мог поверить, что распался СССР. Как и Грант Матевосян, считал, что с распадом СССР мы потеряли статус гражданина великой державы. Я утешал его тем, что он давно уже обладает статусом боксера всего мира. Да еще вдобавок – имя его долгие годы гремело во время крупных международных соревнований. Специалисты восторгались опытом и искусством его профессионального и неподкупного судейства на ринге. “Непререкаемый авторитет” – говорили о нем.
... Скоро приедут за нами в порт, и мы все поедем на олимпийский стадион. Всего лишь надо будет постоять у мраморной стены и вспомнить о счастливом для нашего отечественного спорта Мельбурне – 1956. Ничего страшного, что на мраморе нет имени Игоря Новикова. Его золотая медаль от этого не померкнет. Просто сохранилась традиция писать золотыми буквами имя олимпионика (так называли в древней Греции олимпийских чемпионов) на соответествующей стене в Олимпе. А командных соревнований тогда не было. Игорь Новиков, выступая от Армении в современном пятиборье, принес стране в состве команды золотые медали в Мельбурне и в Риме. Долгие годы мы гордились его легендарной школой в Ереване. Зачем же надо было все это разрушать!? Это же было национальным достоянием. Как можно ломать то, что приносило победы, вместо того, чтобы развивать. Но это уже другая тема.
А пока скажу, что мы в Мельбурне будем вспоминать и Игоря тоже. И вообще – всех наших олимпийцев во главе с Вараздатом из династии Аршакуни, не забывая, конечно, о великом множестве золотых медалей мировой и олимпийской пробы неповто¬римого Юрия Варданяна.

* * *


... Как и было запланировано – первый визит к Альберту Азаряну, Владимиру Енгибаряну и Игорю Новикову. Машины подвезли нас к Олимпийскому стадиону через весь чистый и какой-то вымытый город. Возил нас давнишний наш друг, высокорослый Пайлак Адамян из Айнчара и его сын Геворк . Между четвертым и пятым входами огромная стена, облицованная черным мрамором. Слева на белой стене данные о Шестнадцатых олимпийских играх. Имена организаторов. И рядом огромное черное мраморное панно, которое вот уже пятьдесят пять лет хранит имена только и только первых. Золотых. Повторимся. На древних Олимпиадах, так сказать, во времена Зевса это делалось несколько иначе. Золотые бюсты олимпиоников с их именами. Сейчас, по традиции, обычно говорят «написано золотыми буквами», но на самом деле буквы высечены, и на черном фоне виден цвет пенистой морской волны. Очень даже хорошо видно. Об этом сказали Самвел Бабасян и Гайк Бадалян, которые целый час снимали. Это, конечно, вызывает трепетное ощущение осязаемого счастья: увидеть в такой дали от родины имена соотечественников, настоящих мужчин. Чтобы удобнее было найти нужное имя, достаточно знать вид спорта. Очередность идет по латинскому алфавиту. Так что первым мы нашли Володю Енгибаряна. Бокс. Повторяю, пока в нашей многовековой истории два боксера олимпионика – царь Вараздат и ко¬роль Енгибарян. Оба шагнули в бессмертие. Такова магическая сила священных олимпийских игр, которые проводятся только в мирное время. Вторым был в разделе «гимнастика» еще один король, которого, кстати, так и величали и величают – "король колец". Альберт Азарян, у которого не только золотая олимпийская биография, но и география. Ведь имя его высечено и в олимпийском Риме в I960 году. Стоя у мраморной стены с именами олимпиоников, мы, конечно, как я уже писал на борту, вспоминали и нашего Игоря Новикова , нашего золотого пятиборца, который повторил свой, так сказать, командный подвиг в Риме. Игорь Новиков вместе со своими друзьями Александром Тарасовым и Иваном Дерюгиным завовевал золотую олимпийскую медаль в командном зачете.
Сбылась моя мечта. Вот уже пятьдесят пять лет я, по разным поводам, вспоминаю те легендарные олимпийские игры 1956 года. Только демобилизовался. Еще носил форму военного моряка и целых шестнадцать дней с 22 ноября по 8 декабря 1956 года жил именами и цифрами Шестнадцатой Олимпиады. И вот сегодня со всем экипажем «Армении» прикоснулись к легенде, которая освящена и увековечена на мраморной плите.
Такое же светлое чувство обуревало мной годы спустя в конце июля 1980 года в Москве на XX олимпийских играх, когда Юрий Варданян на одном помосте завоевал самую, пожалуй, ценную олимпийскую медаль с пятью мировыми и олимпийскими медалями.
Мы узнали, что Юрий тяжело болеет и сейчас находится в больнице. Пожелаем ему скорейшего выздоровления. У нас еще должны быть встречи с нашими олимпиониками.

Зорий БАЛАЯН,
Индийский океан.