www.armeniansandsea.am
>> Путевые заметки Зория Балаяна. Второй этап Кругосветного плавания
АЙДАТ – ЭТО НАШ ОБЩИЙ СУД
Еe партия на выборах в парламент Нового Южного Уэльса Австралийского Союза в апреле 2011 года, как пишут здесь газеты, одержала блистательную победу. И она, как и ожидалось, была назначена министром транспорта. Это – уже знакомая читателю наша соотечественница Глэдис Береджиклян. Активный и авторитетный член Либеральной партии Австралии вошла в кабинет министров и в парламент, как говорится, не с пустыми руками. Еще с 2003 года она была избрана от Либеральной партии Австралии в парламент Нового Южного Уэльса. Уже тогда она одновременно была министром теневого кабинета. Вскоре стала членом парламентского комитета общественности по исследованию психического здоровья населения, по проблемам молодежи, проблемам онкологических заболеваний и решения этнических вопросов.
С биографией Глэдис я обстоятельно ознакомился, как уже говорилось, из двухтомной энциклопедии “Армянки” издательства “Амарас”. Напомню, что нам очень помогает в нашей экспедиции просто-таки эта уникальная энциклопедия. Увы, у меня на руках лишь один том (точнее, единственный сигнальный экземпляр). Для печатания тиража нужны дополнительные средства. Если кто-то откликнется, (или откликнутся), то буквально за месяц будут готовы оба тома, которых с нетерпением ждет наша общественность. Дело в том, что директор издательства Аркадий Асрян принципиально отказался от помощи своих героинь, считая это безнравственным. А их, героинь, около тысячи двухсот наших соотечественниц со всех пяти континентов. Напомню также, что основную помощь по проведению завершающей стадии издательских работ оказал его Святейшество Католикос всех армян Гарегин II.
… И вот во время торжественной встречи экипажа “Армении” с соотечественниками в Сиднее выступала министр транспорта Глэдис Береджиклян, которая там же пригласила нас в парламент на официальный прием.
Встреча состоялась 4 мая именно в первый день работы нового парламента. Выкроила время, признавшись, что при необходимости выступит с трибуны сессии как только ее позовут. К счастью, такой надобности не было, и мы вдоволь поговорили о многом. О проблемах армянской общины. Это и школа, и церковь, и геноцид и многое другое. Сорокатысячная община – единственная в Австралии, которая не имеет возможности смотреть армянское телевидение. На крыше здания парламента разбит настоящий сад-цветник. Там же установлен хачкар в память о жертвах геноцида армян. Конечно, установлен был по инициативе и при непосредственной помощи Глэдис Береджиклян.
Экипаж втретился еще с одним известным чиновником. Артин Етмекджян. Мэр довольно крупного города Райт, где живет около десяти тысяч армян. Такое вот количество соотечественников и относительная отдаленность от единственной в Сиднее действующей церкви уже ставит вопрос о строительстве нового дома Божьего. Трогательно прозвучали слова Артина: “Настала пора строить новую церковь”. На протяжении веков у армян понятие “церковь” непременно ассоциировалось со школой. Нечто единое целое. Вот и сейчас в кабинете мэра довольно большого города Райт зашел разговор о школе. Мощный, крупный, грузный с добрыми глазами Артин давно уже носится с идеей о строительстве и школы тоже.
Здесь хотелось бы остановиться на одной общей для спюрка проблеме. И начну с живого примера. Буквально за час до визита к мэру Райта мы посетили армянскую школу имени Александра и Изабеллы (благотворительный союз). Когда-то здесь учились до сотни детей. Ибо школу построили в районе, где проживало довольно большое количество компактно проживающих армян. Почти все они переселились в другие районы, в частности в Райт. Школа “Александер” (так она коротко называется) оказалась на отшибе. Ехать туда очень далеко. Пять зданий, где очень спокойно можно было бы обучать в одну смену до двухсот детей. Пять акров земли, спортивная площадка, спортзал. Вместе с Самвелом Карапетяном долго беседовали с директором школы Мануком Демирчяном. Приехал из Бейрута. Прадеды – киликийцы. Всего тридцать учеников. Государство помогает школе. Кроме прочего, оно выделяет целых пять автобусов, чтобы развозили детей из разных районов Большого Сиднея. Но так уж получилось, что школа действительно оказалась на отшибе. Ехать туда не только от центра, но и от относительно компактно проживающих соотечественников – не меньше часа, а то и двух. Полноценной школы не может быть при тридцати учениках. В конце концов, самих учителей при любой арифметике классов должно быть не меньше тридцати. Мы бывали и в школе Амазгаин (дашнакская), где учится до трехсот детей. Возникла естественная логически выверенная идея об объединении. География расположения Амазгаин очень даже удобная для множества соотечественников, в том числе и для тех, кто отдает своих детей в школу Александера. И вот уже долгие годы вопрос не решается. Манук Демирчян очень даже четко осознает, что надо решать вопрос. Я стал интересоваться. Вечный, несуразный, доведенный до абсурда аргумент. Неловко, если не сказать страшно произносить вслух: “Не хотим, чтобы нашим детям проповедовали идеи дашнакцутюн”. Скажу, будучи не дашнаком, не рамкаваром, не гнчаком. Точнее, и дашнаком, и рамкаваром, и гнчаком. Нигде в мире я не видел и не слышал ничего подобного. А ведь посетил я школы армянские везде и всюду на всех пяти материках. Это были армянские школы и все тут. Что касается дашнакской или еще какой-то партийной идеологии, то мне лично не понятно, о чем идет речь. Если об Айдате, то не думаю, что партия Дашнакцутюн приватизировала армянскую национальную задачу, которая является задачей и рамкаваров, и гнчаков, и всего народа. Айдат, в конце концов, – это и вопрос территории (исторической родины армян), это и репарация и реституция. Был у меня замечательный очень близкий друг Герсам Агаронян, один из лидеров Рамкавар-Азатакан в Ливане. Редактор поистине боевой газеты “Зартонк”. Его давно уже нет с нами. Царство ему небесное. Но он оставил глубокий след в нашей истории. Это он был (естественно, вместе с дашнаками и гнчаками) инициатором и организатором общенационального, общенародного, международного мемориала “Пятидесятилетие геноцида армян”. И в 1966 году он, Герсам, издал капитальный сборник документов трагических событий в конце ХIХ и начале ХХ веков. Огромный том так и был назван “1915”. Нынешнее поколение вряд ли знает, что до 1965 года в Армянской ССР мало кто ведал о геноциде армян, о том, почему именно 24 апреля 1915 года стало официальной датой, символизирующей всю трагедию армянского народа, весь геноцид, возведенный в ранг государственной политики Турции, начиная с 1893 по 1923 годы. В набат ударил сильнее всего в 1965 году весь спюрк во главе с политическими партиями. И я, например, никогда не возьму на себя грех противопоставлять одну политическую армянскую партию другой. Это касается в равной мере и Коммунистической партии Армении, которая вопреки кошмарам сталинщины и неосталинщины сумела не только добиться возрождения науки, культуры, экономики, архитектуры, но и национального самосознания, и в условиях сусловщины и зловещей цензуры выпускала книги о геноциде и возвела поистине величественный мемориальный комплекс на Цицернакаберде. И все это, как говорится: Я, Ты, Он, Мы, Весь Наш Народ. Айдат – это наш общий суд. Айдат – это ни в коем случае не идеология одной партии. Это идеология сегодняшнего времени нашего народа. Что же касается Дашнакцутюн, то надо целовать в лоб потомков Христофора Микаеляна за то, что у партии есть действующее и действенное звено в длинной цепи огромной структуры партии. Правда, здесь есть одна опасность. Не дай Бог, если, самоцельно зациклившись только и только на одном этом звене, мы забудем о философии стратегии жизни. Ибо именно жизнь показывает, что в таких случаях народ может потерять чувство приоритетов того или иного отрезка времени. Таких приоритетов, как безопасность вообще и гарантия безопасности в частности. Но это уже другая тема. И к ней мы обязательно вернемся. Вопрос этот на политмеморандуме поднимали в спюрке везде и всюду.
…Вернемся к прерванной теме о школе. В планах у мэра Райта Артина Етмекджяна есть планы строительства церкви и строительства школы в регионе, где компактно проживают десять тысяч армян из сорока тысяч общего числа в Австралии. К счастью, благодаря активности армянского населения в районе есть надежда, что будущим мэром тоже будет наш соотечественник. Это значит – имеется возможность строить долгосрочные планы. Кстати, я хорошо знаком и с будущим кандидатом в мэры Саркисом Еделяном. Познакомились девятнадцать лет тому назад во время визита делегации, возглавляемой баронессой Кокс в годы Арцахской войны. Из мэрии Райта вместе с Саркисом отправились в знаменитый Мемориал парк, где установлены памятники невинным жертвам разных народов. Саркис принимал активное участие в установлении австралийского камня памяти жертв геноцида армян. Вскоре вандалы (они есть всюду и в Австралии тоже) осквернили памятник и утащили камень с надписью. Через некоторое время установили на том же месте новый камень. Выяснилось, что утащили и мемориальный камень, установленный ассирийцами. А через день вывезли и второй армянский камень. Саркис дал интервью на фоне нашего оскверненного памятника. Снимал наш оператор Самвел Бабасян. Думаю, пока я пишу эти строки, наши соотечественники уже притащили в Мемориал парк уже многотонный камень. Никто, ни армяне, ни ассирийцы, ни австрийцы, ни австралийцы, не сомневаются кто такие и откуда приехали эти самые вандалы. Встал вопрос о том, чтобы выделить штат сторожей в парке.
… Целых семь дней пребывания в Сиднее и ни минуты покоя. Изъездили вдоль, поперек и окрест города-парка более тысячи километров. Бесчисленное количество встреч, мероприятий. Исписал три блокнота. Обо всем не напишешь. Но из опыта знаю: когда-нибудь, так или иначе, всe и вся использую. Разве не интересно, как проходит или как справляют в такой дали от родины свадебные церемонии. Правда, нынче они уже ничем не отличаются. Все тот же длиннющий, как якорная цепь, белый кадиллак, в котором привезли как всегда красивую белоснежную, как лебедь, невесту в сопровождении трогательной стаи юных девушек в забытых уже нашим поколением длинных платьях. Невесту звали Наири. Жениха – Геворк. Жених из Алеппо, невеста – из Багдада. Отец жениха автомеханик, имеет бензоколонку. Отец невесты Ефрат – известный фотограф. В церкви яблоку негде было упасть. Конечно, душа наша радовалась. Армянская свадьба – всегда праздник.
… Дживан Петросян. Из Армении. Вся семья находится в Сиднее. Подарил “Армении” новенький подвесной мотор для нашей резиновой лодки. Мы помним, что из-за дряхлости старого мотора чуть было не утонули трое из членов экипажа. Пребывание наше совпало с открытием нового ресторана. Казалось, не ахти какое событие, но я не мог не подчеркнуть: армянский ресторан “Русские ночи” в здании массонского центра под массонским залом. Вот так.
… Через час “Армения” поднимет красно-сине-оранжевый парус и опять мы увидим слезы на лицах провожающих. И на наших лицах тоже. А пока ждем, вот-вот подъедет сама Аракс Мансурян которая должна взобраться на палубу и спеть “Крунк”.

Зорий БАЛАЯН,
Тихий океан.