www.armeniansandsea.am
>> Путевые заметки Зория Балаяна. Второй этап Кругосветного плавания >> Индийский и Тихий океаны, святой отец и капитан
Индийский и Тихий океаны, святой отец и капитан
Ах уж этот Мельбурн. Просто озадачил. Никак не выкарабкаюсь из мно¬жества тем, сюжетов, обещаний… К примеру, рассказывая о выдающемся мореплавателе Мэтью Флиндерсе, который самолично чертил карты открытых им многочисленных островов, мысов, заливов, я обратил внимание, что имя его звучит в Австралии куда громче, чем, скажем, Кука и Тасмана. Он куда популярнее. Об этом говорит и тот факт, что многочисленные географические точки, организации и учреждения названы именем Флиндерса. Вот и, задавшись вопросом – “В чем загадка?", я писал в прошлом репортаже: "Это очень интересная история. Но лучше я расскажу об этом, когда мы будем в Мельбурне и Бабас с Гайком сделают хороший снимок памятника Мэтью Флиндерсу.
И вот два айнчарца – Пайлак Адамян и Каро Ифраджян (оба родились в ливанском Айнчаре), сверстники. Думаю, до встречи с самим Мэтью Флиндерсом будет и правильнее, и справедливее сказать несколько слов о не менее популярных айнчарцах в Мельбурне.
Пайлак. Ему шестьдесят шесть лет. В два года потерял отца, который погиб в автомобильной катастрофе в Ливане. Вырос в патриархальной семье. Уже сорок лет в Мельбурне, но нет такого дня, чтобы не вспоминал свой Айнчар, холмистую природу окрест родной деревни, женщин, которые с утра до вечера работали дома и во дворе, мужчин, которые не расставались с оружием ни днем, ни ночью. Тоскует по непохожей ни на какой Божий храм айнчарской бетонной церкви. Вспоминает даже своего большеглазого ослика, который трудился вместе с ним день и ночь. Признается, что родился дашнаком, умрет дашнаком. Обладает мощным голосом и, улучив момент, поет знаменитые и легендарные песни-марши, которые воспитывали целые поколения в духе борьбы за свободу. Жена из Алеппо. Зовут её Викторией. Сыновья Геворк, Грайр и дочь Шогер. Общаются только на армянском. Возглавляет строительство нового здания дашнакского центра, то и дело повторяя: “Это для всей общины”.
По части родного материнского языка у другого айнчарца Каро Ифраджяна подход несколько иной. Я бы сказал, крутой. Вот что он говорит: ''Если в мой дом приведут даже льва, то он непременно будет у меня говорить по-армянски". Так что четверо его детей, три сына и дочь могут стать преподавателями армянского языка, хотя родились в Австралии. Сам Каро, как говорит он сам, по первой профессии ювелир. Потом, поправляет, по первой профессии дашнак. Если есть первая профессия, то есть и другие. Вот они: строитель, винодел, ресторатор. Но больше всего гордится виноделием и боксом. Всегда носит с собой фотографию: мускулистый Каро в боксерских перчатках на ринге. Сопровождал экипаж в поездке к мореплавателю Мэтью Флиндерсу гид Мельбурна, кондитер по профессии Галуст Ифраджян (родственник Каро). Галуст гордится тем, что когда в 2000 году Альберт Азарян посетил свою спортивную Мекку – Мельбурн, то он его встречал в аэропорту.
Памятник Флиндерсу стоит у кафедрального собора Святого Павла. Стоит он на носу судна, крепко держась за рукоять шпаги. Короткая надпись "Капитан Мэтью Флиндерс". Все остальное – в школьных учебниках, которые в Англии рассказывают об одном, в Голландии – о другом, во Франции – о третьем. В двадцать восемь лет Флиндерс успел одолеть и открыть очень многое. И в декабре 1803 года после завершения очередной экспедиции взял путь на Европу. На пути посетил остров Мавритания, который уже давно был, французской колонией. Бедный Мэтью пока открывал свои географические точки не знал, что творится в мире. Не знал, например, что к тому времени после краткого перемирия Наполеон вступил в войну с Англией. А тут англичанин сам добровольно бросает якорь на рейде французского острова. Самое страшное было не то, что он около семи лет был узником на французском острове. Куда трагичнее было то, что у него конфисковали все его экспедиционные материалы, документы, начертанные географические карты. Мало того, материалы эти потом использовали как хотели. Некоторые названия переиначили на свой лад. Воистину историю пишут победители. И все таки основная часть материалов сохранилась в Англии. За оставшиеся четыре года жизни он успел написать книгу "Путешествие к Терра Австралия". В книге этой он приложил сводную карту под названием "Генеральная карта Терра Австралия". Книга эта стала своего рода факелом, освещающим новые страницы географии. Постепенно термин "Австралия" стал главенствующим. А через три года после смерти Флиндерса, в 1817 году, губернатор Нового Южного Уэльса во всех чиновничих документах официально использовал только название "Австралия". Так перестала существовать Новая Голландия. И Мэтью стал самым популярным человеком в истории пятого материка.
... Еще один долг. Город Арарат. История названия его примечательна. Думаю, следовало бы это знать нашим читателям хотя бы потому, что само название имеет ассоциативное отношение к библейской горе. Сохранились дневниковые записи и имя того самого человека, который впервые произнес это название. Это английский фермер итальянского происхождения Горацио Спенсер Уиллис. Путешествуя со своей семьей в этом районе, в двухстах километрах от Мельбурна на пути к Аделаиде, искал себе пристанище. Вот что он записал. “Здесь прохладное поле и новые пастбища. Это конец нашего странствия". И добавил своей жене: "Мы назовем это место Арарат". Дело в том. что рядом небольшой холм напоминал библейскую гору, графику которой видел в одной книге. А прикрытую тентом повозку назвал он Ноевым Ковчегом. Вскоре чуть поодаль от Арарата нашли золото. Появились новые поселенцы. В 1840 году был основан поселок Арарат, который только в 1950 году получил статус города. Край этот стал знаменит не только своим библейским названием, не только золотом, но и фирменными винами. Самый вкусный виноград. Так утверждают араратовцы. Наш друг Галуст Ифраджян, который много помогал экспедиции по части истории пятого континента перед самым отходом "Армении" рассказал о том, что несколько лет назад араратовцы посадили деревья от Арарата до Боларата по обе стороны дороги в память о жертвах геноцида армян и погибших австралийских моряках.
... Опять расставание. Как разнятся у нас встречи и расставания. Встречаемся, казалось, абсолютно незнакомыми, а расстаемся прямо родными братьями и сестрами. Стоим мы экипажем на борту и смотрим в лица провожающих. Весь причал занят близко знакомыми, какими-то родными людьми. Все те же счастливые лица и слезы на на щеках. Я попросил, чтобы, соблюдая традицию, при расставании с борта уже говорили не мы, а хозяева. Поднялся председатель церковного совета Назарет Галстян. Нашел нужные слова, еле скрывая волнение. И все-таки не выдержал. Не хотел сдерживать себя. Слезы мешали говорить. По трапу медленно поднимается Пайлак, человек двухметрового роста. Я удивился, зная, что он не очень в ладах с ораторством. И громко запел о свободе. Весь причал стал единым хором. Я так дело не оставлю. Так много заметок в записной книжке. Еще вернусь ко многим из них. А пока я видел, что появились один из лидеров общины Овик Шагинян вместе с настоятелем церкви святой Богородицы, духовным пастором армян Мельбурна иероманахом Киракосом. Узнав о том, что идет святой отец, стоящие на причале тотчас же образовали просвет на узком причале.
Мы знали, что этот небольшого роста духовный лидер пользуется большим авторитетом в общине Мельбурна. Роль священнослужителей в армянским спюрке трудно переоценить. Это серьезная тема, требующая своего раскрытия. К ней надо вернуться. Святой отец ловко поднялся на палубу. Так уж получилось, что стал он рядом с капитаном. Да, конечно, такое тоже бывает в жизни. В такой дали от родины на паруснике "Армения" под армянским флагом и символом святой Эчмиадзинской апостольской церкви стоят друг подле друга капитан судна и духовный лидер армян - оба родились в Батуми. Ходили в разное время в одну и ту же школу, где преподавал отец Самвела, ходили в один театр, построенный еще в 1886 году. Даже есть фотографии, снятые Самвелом в 2006 году, когда святой отец освящает свадьбу его родствннника. И вдруг мельбурнский порт, борт "Армении", стоят рядом капитан и иеромонах из Батуми.
... В Мельбурн, повторяю, я еще должен вернуться, чтобы закрыть мои записные книжки. Там множество сюжетов и лиц соотечественников. А пока на глазах у изумленных наших братьев и сестер "Армения”, отойдя от причала на два десятка метров, начала медленно раскрывать тридцатиметровый красно-сине-оранжевый парус-флаг. Я видел в бинокль знакомые уже и родные лица.
...26 апреля 2011 года, 17 часов, в Ереване – полдень, того же дня. Только что "Армения" у острова Родондо пересекла линию, объединяющую (разъединяющую) два океана. Пройдя 270 миль по Индийскому океану, она вновь вернулась в Тихий. До Сиднея осталось около пятисот миль.

Зорий БАЛАЯН,
Индийский и Тихий океаны